Не ходите, дети, на Корсику гулять

Смогли ли мы выбраться из корсиканского рая без потерь, почему считать Корсику Францией — непростительное заблуждение, и чем обернется идея основать бизнес на родном острове Наполеона Бонапарта, читайте ниже.

Автор: Анна Попова

Писать учебник по французскому — постоянное балансирование между Сциллой сомнений и Харибдой отсутствия необходимой информации. Мы решили провести отпуск на Корсике, чтобы погрузиться в корсиканский акцент, изучить менталитет и набрать информации для учебника. Смогли ли мы выбраться из корсиканского рая без потерь, почему считать Корсику Францией — непростительное заблуждение, и чем обернется идея основать бизнес на родном острове Наполеона Бонапарта, читайте ниже.

annapopovacorsica

Констан, деятель Великой французской революции, писал о Корсике: «Иностранец, попавший сюда, неизменно спрашивал, где он находится — во Франции или в Африке, и могут ли законы, активно применяемые одной из наиболее цивилизованных наций, подойти к агрессивным нравам народа, живущего в горах в соответствии со своими обычаями». В Античности Корсику называли Кирн — а владели ей карфагеняне. Согласно римским легендам, жрецы Карфагена приносили в жертву рабов, а также первенцев знатных семей. Корсиканцы унаследовали жестокость предков: Russian RT называет Корсику криминальной столицей Европы.

Расскажу случай из жизни: дядя моего молодого человека, Реми, француз. К тому же марселец. Десять лет назад его перевели на Корсику. Корсиканцы угрожали и призывали немедленно уезжать обратно. Дядя Реми всерьез задумался об отъезде, когда проткнули шины его машины и разбили лобовое стекло. Его спас случай: близкий друг-француз, пользующийся доверием у корсиканцев, поручился головой за дядю Реми. Больше его никто не трогал. Сейчас у дяди Реми дом на побережье Ла Марана (там живут «bobos corses», корсиканская буржуазия), а его сын встречается с корсиканкой Давиной. Голубки живут в древней столице Корсики, Корте, и не дай Бог Тома вернуться домой позже, чем нужно: с корсиканками шутки плохи. Чего стоит одна мама Наполеона Бонапарта, присоединившаяся к сепаратистам и участвовавшая в столкновениях с французами наравне с мужчинами, будучи беременной будущим императором Франции.

Первое правило поведения на Корсике — не показывать, что вы приехали «из Франции». Здесь говорят «с континента»: nous sommes venu du continant. И никак иначе. Второе правило — не рассказывать о любви к Франции. Если вы будете внимательны, то заметите, что французский вариант двуязычных надписей на дорожных знаках часто зачеркнут. А стены исписаны граффити Corsica libera.

Французов здесь не просто не любят. Их ненавидят. И считают принадлежность «французской Чечни» к Франции удачей прежде всего для самой Франции. Front de libération nationale de la Corse (на корсиканском звучит как Fronte di Liberazione Naziunale Corsu) с 1976 года устраивает регулярные теракты: в 1978 члены фронта устроили «nuit bleue» (французское выражение, означающее серию террористических актов). Организация действует до сих пор, в том числе поставляющую наркотики и оружие на континент. Их цель: независимость Корсики.

Как и клан Корлеоне, корсиканцы — «честные бандиты»: у них железные принципы. В 1943 году, когда Франция находилась в оккупации, корсиканцы бросили вызов Гитлеру, принеся «клятву Бастии»: «Перед лицом всего мира, всей нашей душой, перед лицом нашей славы, наших могил, наших колыбелей. Мы клянемся жить и умереть французами». По иронии судьбы бунтарская Корсика стала первым французским департаментом, отказавшимся от власти профашистской республики Виши.

corsica1

28 июля 2016 года корсиканские сепаратисты опубликовали послание, обращенное к исламистам: «Votre philosophie moyenâgeuse ne nous effraie pas. Sachez que toute attaque contre notre peuple connaîtrait de notre part une réponse déterminée sans aucun état d’âme.» («ваша средневековая философия не пугает нас. Знайте, что каждая атака против нашего народа повлечет за собой безжалостный ответ с нашей стороны») Вот так одни террористы дали отпор другим. Пока во Франции происходят теракты и грузовики давят людей, на Корсике царит спокойствие райского сада до грехопадения. Для тех, кто ведет себя хорошо.

Во время поездок в магазин мы оставляли машину отрытой на стоянке. За воровство здесь убивают. Поэтому никто не трогает чужое имущество. Если корсиканцы принимают вас, вы автоматически становитесь частью сплоченного семейного клана. Где «один за всех, и все за одного». Французская семья моего молодого человека переняла бодрое корсиканское «basta!», что означает «достаточно, все, точка!» Корсиканский — живой язык, принадлежащий к итало-романской подруппе. Исследователи считают его диалектом итальянского. Это неудивительно: даже географически остров находится от Франции дальше, чем от Италии (170 и 83 километра).

Как и в итальянском, в корсиканском нет немых букв. Ударение подвижное, хотя чаще всего падает на предпоследний слог. Одно удовольствие для тех, кто изучает итальянский, и сплошное мучение для франкофонов. Теперь меня не удивляет, что Наполеон до конца своих дней говорил с сильным корсиканским акцентом — тогда как русский император разговаривал на чистейшем французском.

В 1951 году был принят закон, запрещающий преподавание региональных языков в учебных заведениях. Репрессивная политика французского правительства в отношении региональных языков привела к почти полному исчезновению бретонского, но корсиканский выжил: его используют как родной 50% населения острова. Сегодня он изучается как обязательный предмет в начальной школе и необходим при поступлении в корсиканский Университет. На корсиканском пишут романы, поют песни и объясняются в любви. О чем еще могут мечтать корсиканские повстанцы в мире, стремительное идущим к глобализации по головам маленьких региональных культур и языков?

(Visited 246 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Connect with:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *