Théâtre de la langue française/Открытие сезона (Москва).

Завтра (15 октября) состоится открытие нового сезона в Théâtre de la langue française (Москва).

Моноспектакль «Распятие» по произведениям Жана Кокто. 

Адрес: Филиал библиотеки им. Ю.Трифонова по адресу ул.Лесная 63 (м. Менделеевская)

Начало: 20-00

Вход свободный.

У этого театра богатая история. Он был основан аж в 1939 году известным переводчиком Алис Оран (Александра Орановская) и существует по сей день. В постановках задействованы непрофессиональные актеры, а люди, влюбленные во французский язык. Подробнее — в интервью с нынешним художественным руководителем TFL Иосифом Львовичем Нагле.

Автор: Анна Смирнова

-Иосиф Львович, как давно Вы работаете в Театре на французском языке? В постановках каких спектаклей Вы принимали участие?

И.Л. : Я работаю здесь с 1987-го года. Мы ставили с коллегами такие спектакли как «Остров басен» по басням Лафонтена, инсценированное стихотворение «Багаж» С.Я. Маршака, переведенного на французский язык Александрой Павловной Орановской, основателем нашего Театра, пьесы Жана Ануя, инсценировку по «Отверженным» В. Гюго, литературно-музыкальную композицию «Когда пробил час» — так звучит строка из стихотворения Верлена «Скрипки осени» (Paul Verlaine, «Paysages Tristes», Chanson d’automne) – эти звуки служили сигналом, передаваемым по радио для бойцов сопротивления, о высадке войск Нормандии.

-К чему Вы стремитесь в своей работе?

И.Л. : Главное в моей работе – передать замысел автора. Как правило, это авторы из других эпох, однако мне интересно передать то, что резонирует с современностью, то, что остается актуальным. Я работаю, в основном, с классикой.

-Как Вы смотрите на развитие современного театра?

И.Л. : Я очень критически к нему отношусь, в театр почти не хожу. Иногда жена приводит меня посмотреть некоторые современные спектакли, но более дурной самодеятельности я не могу отыскать. Из того, что сегодня существует, могу назвать только театры Кама Гинкеса и Сергея Женовача.

-То есть задача театра – отталкиваться от литературы?

И.Л. : Конечно, литературная первооснова. Репертуар – это проблема любого театра, нам еще сложней, поскольку мы ставим спектакли на французском языке. Есть и демографическая проблема – среди актеров преобладают женщины, а мировая литература преимущественно мужская. Мы работали над пьесой Робера Тома «8 женщин», где все роли женские – чудесная, интересная пьеса, на мой взгляд.

nagle

 

-Что Вы ищете в литературе: знания, чувства?

И.Л. : Литература для меня – это, прежде всего, общение с автором. Если произведение создано интересным человеком, значит, оно стоит того, чтобы быть прочитанным. Когда я читаю, соотношу свои мысли, знания с мыслями и знаниями автора.

-Расскажите, пожалуйста, о Ваших взаимоотношениях с актерами.

И.Л. : Актеры этого театра – мои дети. Они ко мне относятся как к старшему товарищу. Режиссер всегда знает больше, чем актеры. Я отвечаю за результат. Я думаю, они мне благодарны за невмешательство. Я стараюсь наблюдать процесс со стороны, и если он пошел не туда, я его направляю. Иными словами, я скорее садовник, а не конструктор. У каждого ведь своя психофизика, поэтому нужно давать сознанию волю. Никакой режиссер не знает, как лучше играть роли, у каждого есть свои идеи, секреты игры. Если стараться играть на результат, то не получится живой игры. Когда уже основные моменты в спектакле сделаны, можно побыть и конструктором, попытаться что-то изменить. Иногда я выступаю и в качестве актера, знаю, как иногда раздражают замечания режиссеров. Специфика театра такова, что львиная доля работы над текстом, над языком происходит без меня. Я выступаю в финальном отрезке, таким образом, я не участвую в процессе присвоения роли. Работаю с результатом, который иногда мне не нравится. Однако, я не уверен в том, что то, что мне бы хотелось – это правильно. Живое – это всегда интересно!

По материалам Tout le monde

(Visited 209 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Connect with:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *