Брассай. Если город — то Париж, если время суток — то ночь.

Брассай стал первым, кто не побоялся показать ночной Париж таким, какой он есть — город клошаров и баров, гадалок и воров, Париж наполненный сумраком и любовью. Снимал он только в ночные часы, чем впоследствии и прославился. Великим фотографом его стали называть гораздо позже. Современники Брассая вряд ли сознавали, что он снимает что-то особенное.

«Если объект съемки не притягивает вас, не вызывает у вас особых чувств, вы можете сделать прекрасную «картинку», но только не «фотографию».

 

брассай

Большие навыкате глаза, орлиный нос, непропорционально высокий лоб — обладатель неординарной внешности Брассай был отпрыском интернационального брака. Отец — венгр по национальности, мать – армянка. Будущий фотограф родился в 1899 году на окраине огромной Австро-Венгерской империи – в городке Брасса (территория ныне принадлежит Румынии). Впоследствии Брассай предпочитал называть себя евреем – то ли из чувства космополитизма, то ли чтобы избежать лишних расспросов о национальности. Настоящее имя Брассая — Дьюла Халас. Переезд в Париж  в возрасте 25 лет вынудил его поменять труднопроизносимое имя на псевдоним, который он придумал по названию родного городка (Брассай означает буквально «из Брассы»).

В возрасте трех лет Дьюла с родителями впервые попал во Францию. Его отец год преподавал в Сорбонне, а потом вместе с семьей вернулся на родину. Примечательно, что ни в детстве, ни в юности Брассай не задумывался о профессии фотографа. Он хотел стать художником. Любящие родители сначала отправили его учиться живописи в Будапештскую академию художеств, а через год он уехал в Берлин. Здесь он пишет картины, увлекается графикой, интересуется скульптурой, которой тоже суждено стать его призванием. Как и многие творческие люди, он мечтает о Париже, куда переезжает в 1924 году. Монпарнас – центр авангардного искусства очаровал Брассая. Он заводит дружбу с Ман Реем, Генри Миллером, Блезом Сандраром. Его настолько поглотила бурная парижская жизнь, что он бросает занятия живописью.

Зарабатывать на жизнь все же пришлось: Брассай пишет статьи о соревнованиях пловцов, урожае картофеля, всевозможных второразрядных  выставках. Как и многие репортеры, он сталкивается с распространенной в газетах проблемой: статьи нечем иллюстрировать, фотографы неохотно идут на сотрудничество с внештатными журналистами.

По совету Андре Кертеса Брассай сам начинает фотографировать. Для себя и для газет.

До Брассая парижские фотографы предпочитали работать днем или по крайней мере на рассвете, как Эжен Атже. Брассай первый стал снимать при свете фар автомобилей. Ему дорог любой источник света – газовый фонарь, тусклый свет бара.  Брассай придумал свои методы ночной съемки. От защиты прямого света ставил фотокамеру под дерево или крышу, собственноручно сшил черный балахон с рукавами, чтобы менять пластины во время работы и пользовался небезопасной магниевой вспышкой. Однажды даже пропалил девушке платье. Брассай любил снимать, когда в городе стоит туман. «Туман – это косметика города», — говорил фотограф.

brassai-paris

«Avenue de l’Observatoire dans le brouillard»

Брассай создавал свой миф о Париже. Собственно его город имел мало общего с реальностью — злачная жизнь любого столичного города довольно малопривлекательна. Но Брассай был вечным романтиком, причем, хорошо знающим французскую литературу.

Центральное тема его фотографий ночной жизни Парижа – одиночество. Все его герои отброшены жизнью за границу понимания обществом.

brassai

Брассаю удавалось поймать удачный момент и сделать неожиданный кадр. Это было довольно рискованно. Несколько раз его избивали, много раз обчищали карманы. Но чаще – он умел договариваться.

Его фотографии все чаще публикуют престижные французские издания, а вскоре и международные. Он становится известен в творческих кругах. Заводит дружбу с Пабло Пикассо, Сальвадором Дали, Генри Миллером.

В 1933 году вышел фотоальбом «Ночной Париж», который принес ему оглушительную славу. В 1935 году издана следующая книга  «Парижские удовольствия».

couple

«Couple d’amoureux sous un réverbère»

Вскоре Брассай переключается на другие темы. Его друзья заказывают портреты и считают за честь позировать фотографу. Хотя Пабло Пикассо полагал, что Брассай зря занимается фотографией и бросил живопись: «Это все равно, что разрабатывать шахту с серебром, когда рядом есть золото», — считал художник. Но охотно позировал Брассаю, который, к тому же, снимал его работы.

Сальвадор Дали считал Брассая гениальным портретистом. Пригласил его в Испанию и на протяжении жизни снимался у него. В ранних портретах Дали нет ни грамма эксцентричности. Молодой человек исключительной красоты с выразительным взглядом.

Брассай умел выразить главное – передать харизматичность модели, создать запоминающийся портрет. Хочешь того или нет, но в памяти надолго останется, как выглядел Матисс или Джакометти.

пикассо

Picasso dans le studio, Rue des Grands Augustins.

За это его высоко ценили и охотно приглашали в мастерские скульпторы и художники, литераторы и антиквары, просто известные люди.

Еще одно интересное увлечение Брассая – кошки. Фотографа также привлекали граффити, снимать которые он нередко отправлялся на другой конец города. Рисунки, которые он запечатлел, выглядят как послания внеземных цивилизаций. Эти работы находятся вне времени. Они были интересны и современникам, и нам. Он сумел снять проросшую картофелину, словно она пришелец из других миров. Обыкновенную птичку – как античное произведение искусства.

graffiti

Мировое признание Брассая — это признание больше, чем просто фотографа. Благодаря ему изнаночная сторона роскоши Парижа была признана как достойная внимания и интереса. Своими работами Брассай утвердил право на существование чего-то до сих пор скрытого, но тем более и  интересного.

По материалам сайта Фото Перспектива.

(Visited 272 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Connect with:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *